Невиновен? Может, денег дадим. Или нет

Невиновен? Может, денег дадим. Или нет

Невиновен? Может, денег дадим. Или нет

Чтобы дождаться положенных выплат, бывшие заключённые , потребовавшие компенсацию, проходят настоящее испытание на прочность. Государство неохотно признает ошибки и не спешит раскошеливаться.

Иван Горностаев пробыл в СИЗО 4 года 8 месяцев и 15 дней – с 2018 по 2022 год. Как оказалось, заключение было незаконным. Следствие так и не смогло доказать причастность парня к преступлению, потому что он и не был виноват! За долгое время ожидания 25-летний Иван потерял семью, работу и здоровье. Об этом, освободившись, он и написал в городской суд. Вместе с адвокатом Антоном Кузнецовым бывший заключённый потребовал выплатить ему компенсацию «за моральный вред, причиненный неправомерным лишением свободы в следственном изоляторе».

В иске Иван написал: «У меня была любимая семья, хорошая работа, отменное здоровье. Освободили меня, когда мне исполнилось 30 лет, теперь у меня нет ничего из вышеперечисленного». Ивана обвиняли по двум статьям: «Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов» и «Организация преступного сообщества или участие в нем».

Важный прецедент

Суд Петербурга взыскал компенсацию морального вреда в пользу Горностаева. Сумма внушительная – 4 миллиона рублей. Вот только выплатят ли обещанное? Пока нет ответа и остаются вопросы. Хотя дело выиграно, до получения средств ещё надо дожить. Правозащитник Ева Меркачева поясняет, что сумма, которая была заявлена к выплате Горностаеву, не взята с потолка. Она чётко регламентирована. Есть данные о зарплате человека до ареста, высчитывается, сколько он потерял, находясь в заключении, и сколько ещё потеряет, пока нет возможности работать по специальности.

– Можно сказать, что это прецедент, большая сумма, и это такой хороший знак, – считает Меркачева. – Но я была бы наивным оптимистом, если бы не предположила, что эту сумму в последующих инстанциях могут сократить. Впрочем, надежда всегда остается. И ещё это будет хорошим уроком для людей, которые нарушают условия содержания арестантов. Сотрудники правоохранительных органов должны понимать, что за нарушения с их стороны иски последуют колоссальные, начальство будет их наказывать и платить придётся реальные деньги. Платить и отвечать за то, что были нерасторопны, за то, что проявляли где-то жестокость, а где-то халатность.

Ева Меркачева надеется, что подобные иски могут поспособствовать изменению всей порочной системы. А пока система лютует и денег просто так, конечно, не отдает.

Все ждут, и вы подождите

Политтехнолог и социолог Пётр Милосердов ждёт своей компенсации уже год. Милосердова обвинили в создании экстремистского сообщества для изменения конституционного строя в Казахстане. Он вины не признавал, заявляя, что лишь проводил политологическое исследование. Пётр провел в тесной камере с плохой вентиляцией и тремя товарищами по несчастью 20 месяцев. В результате получил заболевание кожи и другие проблемы со здоровьем. После освобождения Милосердов отсудил компенсацию морального вреда за бесчеловечные условия содержания в СИЗО-2 Москвы в 30 тысяч рублей. И он тоже не получил реальных денег.

– ФСИН подала апелляцию, и насколько реально получить деньги, я не знаю, – рассказал «Собеседнику» Пётр. – Пока отказали как минимум по двум причинам: исполнительный лист выдали с ошибкой, надо заменять; и – я в черном списке РФМ (Федеральная служба по финансовому мониторингу).

 uriqzeiqqiuhkmp kkiqqqidrxiqxdrm queideeidrhikqkrt

Пётр Милосердов

Половину листов людям выдают с ошибками в силу низкой квалификации сотрудников суда. В канцелярию целая очередь из таких пострадавших. Можно назвать одним из «счастливчиков» главу информационного отдела правительства Коми Павла Морущака. Он был осужден по делу главы Республики Коми Вячеслава Гайзера и дождался своих денег, но это ожидание заняло у него больше трёх лет.

– В целом хотел бы выйти на 5–6 миллионов. Пока получил только два, – рассказал «Собеседнику» Павел. – Один раз отменяли, направляли на новое рассмотрение апелляционной инстанции. Но в целом финал скорее позитивный. Когда кассационная инстанция рассматривала моё дело в Пятигорске, то мне показалось, что им даже было немножко стыдно, они стали говорить, что в первый раз не отменяли, что вы что-то не так поняли: мы не приостанавливали исполнение, вы вполне могли получить исполнительный лист.

Павла уверяли, что по существу все оформлено юридически грамотно, есть лишь технические неточности, но все же тянули время. Морущак советует всем, кто попадает в подобные ситуации, ожидая компенсацию, запастись терпением, знаниями и изучить судебную практику. Это настраивает правильно. А ещё советует разбить сумму компенсации на части. Говорит, что в рамках одного требования весомую сумму получить нереально. Законом предусмотрена компенсация причиненного морального вреда и компенсация установленных законом расходов, в том числе на адвоката. Бывшие подследственные советуют сначала подавать более трудную в плане доказывания часть – моральный вред. Там нужно определить степень причиненных страданий – психических, физических.

Новости по теме: Москвич отсудил у магазина электроники 112 тысяч за бракованный стайлер Dyson

Бывшие заключённые, которые сталкиваются с проблемой выбивания у государства присужденной компенсации, предполагают, что сегодня многие судебные дела по компенсациям будут затруднены из-за выхода России из Европейской конвенции по правам человека. «Если раньше люди делали расчет на практику Европейского суда по правам человека, сейчас такого ориентира нет, и российские суды в этом плане могут действовать совершенно волюнтаристски», – считает Павел Морущак. Россия перестала быть стороной Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ) с 16 сентября 2022 года, таким образом, она также вышла из-под юрисдикции Европейского суда по правам человека.

Государство неохотно признает ошибки

– Ничего особенного после окончательного выхода России из-под юрисдикции ЕСПЧ не изменилось, выплата компенсации – это обычный процесс реабилитации, когда человек, подвергавшийся незаконному уголовному преследованию, потом доказывает свою невиновность. Ему и прокурор приносит официальные извинения, – говорит адвокат, эксперт Национального антикоррупционного комитета РФ Игорь Баранов. – Компенсация выплачивается Минфином за счёт казны РФ от имени государства за то, что сотрудники системы допустили какой-то казус. Порой да, это испорченная судьба. И у многих вопросы: почему за год в заключении Ивану Горностаеву, например, выплачивают только миллион? Молодой парень провел в заключении почти пять лет. Но – такая практика, так устоялось. Мало, конечно, правозащитники не согласны, но государство неохотно признает свои ошибки и быстро исправлять их ещё не научилось, все это происходит очень-очень долго.

Правозащитники отмечают, что оправдательные приговоры сегодня вообще большая редкость и ещё реже выплачивают компенсации. Государство всячески старается уклоняться от того, чтобы оправдывать, прекращать дела, чтобы как раз не платить по реабилитации. Менее 1% оправдательных приговоров вынесли российские суды в 2023 году. Остальные приговоры – обвинительные.

Человеку, который попал в СИЗО, сразу же следует обратиться к адвокату, который будет защищать, фиксировать все нарушения прав, условий содержания – есть нормы, которым обязаны следовать. Все детали нарушений, зафиксированные адвокатом, потом помогут обосновать компенсацию морального вреда. Ждать приходится долго, но оно того стоит.