Как ЦССВ и психиатрические клиники нашли общие интересы

В Санкт-Петербурге воспитанники детских домов (так прежде назывались Центры содействия семейному воспитанию) жалуются на карательную психиатрию. Якобы при проблемах с воспитателями последние угрожают, а затем и приводят в исполнение отправку в психиатрические клиники. Попробуем разобраться в этой теме с двух сторон.

Название «детский дом» – это уже анахронизм. Теперь такие учреждения называют Центрами содействия семейному воспитанию (ЦССВ). Хотя причём тут семья? Один из парней Петроградского района обратился в госорганы с жалобой, что директор детдома Алевтина Погорелова угрожала отправить его в психушку за неподобающее поведение. Он до 12 лет жил с бабушкой, но органы опеки отправили её в психиатрическую клинику, а его в тот самый центр. Корреспондент не знает подробности той истории, потому не берётся сказать, насколько адекватно было это решение.

Но вот мнение от «Фонтанки.ру»: «То, что я видела в сиротских учреждениях в Петербурге — это полный треш. Я порядочная женщина, мать и офицер. И то, что там творится, я не в силах терпеть, не в силах на это смотреть, но и не могу в одно лицо с этим бороться. Представьте: на каждом этаже по 32 подростка, в ночь на них один воспитатель. В детском доме очень распространена дедовщина, случаются жестокие избиения», — рассказывает Ольга Василенко, бывший ночной воспитатель центра содействия семейному воспитанию №12. В прошлом она отработала старшим оперуполномоченным уголовного розыска около 10 лет. Говорит, что на работе в милиции было меньше жести.

Самый громкий скандал, касающийся сексуального насилия в интернате, случился 6 лет назад.

Да, дедовщина, случаи сексуального насилия, педофилии со стороны персонала не редкость. Особенно погано, что насилию часто подвергаются дети с психиатрическими отклонениями. А таких в интернатах немало. Они порой даже не понимают, что с ними делают. А если понимают, то просто не знают, куда пожаловаться, кому.

Но таких детей и подростков как раз не отправляют в психиатрические клиники – они безопасны для недобросовестных воспитателей. А вот трудные подростки, тем более владеющие интернетом, представляют для них опасность. Но почему врачи-психиатры принимают в свои учреждения таких ребят? У корреспондента «Версии» состоялся такой краткий диалог с врачом петербургской Городской психиатрической больницы №3 им. Степанова-Скворцова:

— На каком основании, и с какими бумагами в психиатрическую клинику поступают воспитанники интерната?

— Сначала в центре содействия воспитатель пишет характеристику на подростка, в произвольной форме описывая его проступки, текущее психологическое состояние. Можно назвать это рапортом на имя директора учреждения. Уже директор, если он согласен с выводами воспитателя, пишет официальную бумагу по форме на имя директора специализированного медицинского учреждения.

— Как уже в ваших заведениях происходит приём такого подростка?

— Как положено. Через врачебную комиссию, конечно, как же ещё. Ставится первичный диагноз.

— Были случаи, когда врачебная комиссия не соглашалась с выводами воспитателей детдома?

— Не слышал о таком.

Вот так, скорее всего воспитатели всегда правы в отношении психологического состояния своих воспитанников, и ошибок тут быть не может.

Но есть и другие мнения. Давайте честно – подавляющее большинство детей, которые оказываются в таких центрах, из неблагополучных семей. Автору в своё время рассказывали воспитатели: «Ну, они рождены алкоголиками, есть изначально девиации. Даже в условно благополучной семье подростки в пубертатном периоде шалят, если мягко выразиться. А у наших воспитанников все неврозы, истерики, капризы в кубе. Помещение в психиатрическую клинику – это не карательная психиатрия, а экстренная помощь. Медикаментозно снимается невроз, приступы немотивированной агрессии, тревожность».

Также воспитатели говорят, что ещё с десяток лет назад независимая комиссия признала законным отправку некоторых ребят в психиатрические клиники, и, в том числе, не подтвердила массовый характер такой практики.

Юрист Сергей Егоров говорит «Нашей версии»: «Да, дирекции таких центров имеют право отправить воспитанника на врачебную комиссию в психиатрическую клинику. В то же время неправомочное ходатайство об этом грозит директору уголовной ответственностью. Были такие случаи? Не слышал».

В этой противоречивой истории понятно, что факты отправки подростков в психиатрические клиники имеются. Точной статистики медучреждения не предоставляют, поэтому о массовости сказать сложно. По закону дирекции центров (детдомов) имеют право ходатайствовать о помещении конкретного подростка в больницу. И каждый случай, конечно, индивидуален, у всех своя правда. Жизнь в данных социальных учреждениях куда более закрытая, чем в тюрьме. Что там творится, юноши могут рассказать только с 18 лет, после выпуска. И это касается, естественно, не только Санкт-Петербурга. Также сами молодые люди настаивают, что в психушках они подвергались именно карательной психиатрии, их якобы обкалывали до полной невменяемости. Достоверность такой информации также тяжело проверить – психиатрические клиники закрыты для общественности опять-таки куда тщательней, чем МЛС. Вот такая образовалась связка двух суперзакрытых учреждений – детдомов и психклиник. А между такими молотом и наковальней – дети и подростки.