Императрица Дзингу, легендарная женщина-воин древней Японии: быль или небыль?

Дзингу Кого (169–269 гг.н. э.) - легендарная фигура в японской истории и мифах. Возможно она является первой известной онна-бугейшей, то есть женщиной-воином. Согласно нескольким источникам, Дзингу взошла на "хризантемный трон" в 201 году нашей эры, после смерти своего мужа, императора Тюайя.

Проблема заключается в том, что все сведения об императрице в настоящий момент историками рассматриваются с большей объективностью, критически оцениваются повествующие о Дзингу тексты. Быль ли или небыль история её жизни?

***

I. Легендарная завоевательница Кореи.

Императрица Дзингу известна тем, что возглавила вторжение в Корею в III веке н.э. Средневековые тексты повествуют о Дзинге как о женщине, обладающей могучими способностями "визионера", тесно контактирующего с богами. Ее муж, император Тюай, планировал военное наступление на Кумасо. Однако во сне Дзингу посетило божество (или божества), которое рассказало ей о богатствах королевства Силла, одного из трех в тот момент королевств древней Кореи.

Однажды ночью Дзингу увидела вещий сон, может быть она впала в транс. Ей явилось божество и сказало:

«Почему император должен беспокоиться о том, что мятежники Кумасо не сдадутся ему? Кумасо мало что могут сделать. Не стоит поднимать против них армию. Есть лучшая земля под названием Силла, которая лежит по ту сторону океана. Там вы найдете много сокровищ, ибо Силла богатая страна, полная дивных вещей, ослепляющих глаз, золота, серебра и ярких драгоценных камней… Если ты почтишь меня надлежащими подношениями, я позабочусь о том, чтобы Силла пала. Вашим солдатам даже не придется обнажать мечи. Победа будет за вами».

Когда Дзингу рассказала о своем видении мужу, Тюай не поверил ей. Император отклонил такого рода идеи в отношении Силлы, и вместо этого продолжил свои планы по борьбе с повстанцами Кумасо. В итоге его кампания не увенчалась успехом, а армия понесла тяжелые потери. Вскоре после этого Тюай и вовсе умер, оставив жену, носящую в чреве еще не родившегося сына, будущего императора Японии.

После смерти мужа Дзингу заняла трон как императрица, не забыв пережитого видения и начав готовиться к отплытию через море в королевство Силла. Дзингу объявила своим министрам:

«Внимать воле богов, поднимать мужей на войны - дело большой ответственности. Свыше меня поддержат боги, на земле я прибегну к помощи вашей, мои служители. С оружием в руках мы пересечем бурные волны. Подготовив флот, мы овладеем богатыми землями. Если это кампания увенчается успехом, победа будет вашей заслугой, мои министры. В случае провала виновата буду только я».

В одном из рассказов Дзингу заявила своим генералам следующее:

«Если бы я перепоручила ведение войны вам, а вы потерпели бы неудачу, ответственность легла только на ваши плечи. Но этого я не вынесу. Хотя я всего лишь женщина, а женщины недостойны быть военачальниками, но, кажется, я имею полное одобрение неба и сердечную поддержку всех вас, генералов и солдат. Именно по этим причинам я решаюсь командовать армией и разделю как успехи, так и неудачи этого предприятия».

Затем Дзингу отдала следующие приказы своей армии - накануне отплытия:

«Без сохранения строжайшей дисциплины нельзя надеяться на успех.

Люди, предающиеся грабежу и корыстным соображениям, по всей вероятности, попадут в руки врагов. Какими бы слабыми ни были ваши враги, не презирайте их. Какими бы сильными они ни были, не бойтесь их.

Не щадите тех, кто вероломен. Милуйте тех, кто сдается. Когда вы одержите победу, вы будете щедро вознаграждены. Но трусов постигнет суровое наказание».

***

Легенда гласит, что Дзингу помогали некие божественные драгоценности-амулеты, которые позволяли императрице контролировать приливы и отливы. Когда её флот близился к берегам Кореи, вода отступала вплоть до момента, пока корабли не остановились на приливных отмелях.

Полагая, что люди Дзингу оказались в затруднительном положении и весьма уязвимы, корейский генерал приказал своей армии атаковать японцев. Когда корейцы приблизились к японскому флоту, их внезапно накрыла морская волна, потопив значительную часть корейских сил, а заодно подняв судна японцев - быстро вынеся последних на берег.

Так Дзингу высадилась на Корейском полуострове и принялась за командование вторжением, в ходе которого она завоевала королевство Силла, причем по легенде не пролив ни единой капли крови.

Спустя три года Дзингу триумфально вернулась в Японию героем-победителем в войне. На родине она в свою очередь умело урегулировала дела за долгие лета правления. А правление императрицы Дзингу якобы длилось почти 70 лет - до ее смерти в 269 году нашей эры в возрасте ста лет. Ей наследовал тот самый сын, которого она носила под сердцем, отправляясь в Корею - император Одзин.

Такова легендарные сведения о Дзингу.

II. Проблема источников сказаний.

На протяжении всей истории Японии Дзингу считалась первым правителем, обозначившим присутствие японцев в Корее, тем самым открыв дверь для колонизации и культурного обмена. Вплоть до эпохи Мэйдзи, то есть до XIX века, императрица Дзингу считалась абсолютно исторической фигурой, 15-й правительницей Японии.

Однако в наше время продолжаются споры о том, была ли она реальным человеком, чьи подвиги оказались такими впечатляющими в сознании потомков, или была персонажем мифическим, возможно, основанным на смеси небылиц о других женщинах-правителях и воинах.

Дзингу и ее вторжение в Корею фигурируют в древних хрониках «Кодзики», завершенных в 711-712 годах, и «Нихон сёки» завершенных в 720 году. Эти тексты - старейшие из известных по истории Японии.

В первой части «Кодзики» подробно описаны японские мифы о сотворении мира и рождении различных божеств. Второй том начинается с рассказа об императоре Дзимму, первом правителе Японии, а заканчивается рассказом об императоре Одзине, сыне императрицы Дзингу. Третий том охватывает деяния последующих правителей (с шестнадцатого по тридцать третьего императора).

«Нихон сёки» - вторые по старшинству хроники, излагающие японскую историю. Они стали важным вспомогательным инструментом для историков и археологов, поскольку включают наиболее полные из сохранившихся сведений о древней Японии. Они же более подробно описывают многие из тех рассказов, что встречаются в «Кодзики», а также продолжают повествование о событиях вплоть до VIII века.

Оба текста ссылаются на некие исходные источники, которые не дошли до нас. Важным моментом в отношении самых первых глав, является затруднительность дополнительного подтверждения иными историческими свидетельствованиями того же жизнеописания императрицы Дзингу, в то время как события, изложенные в более поздних главах «Нихон сёки», можно проверить с помощью альтернативных свидетельств, таких как семейные записи, исторические документы и археологические артефакты.

Подобных свидетельств не существует для второго тома «Кодзики», где описываются жизни и достижения первых пятнадцати правителей Японии. Это ставит под сомнение и историчность вторжения Дзингу в Корею. Известно, что у Японии уже были отношения с Кореей в III-IV веках, но было ли в этом какое-то участие Дзингу нельзя утверждать только на основании древних хроник.

***

Китайские путешественники, посетившие Японию в III веке, задокументировали свои наблюдения и опыт на письме. Но в их записях нет упоминания о Дзингу или завоевании Кореи. Зато китайцы упомянули о правительнице по имени Химико, властвовавшей в государстве Яматай. Некоторые историки считают, что рассказы о Дзингу могли быть основаны на жизни Химико.

Археологи все еще ищут место захоронения императрицы или другие вещественные доказательства её существования. В настоящее время общепризнано, что события и сроки в старых текстах в значительной степени преувеличены, а рассказы первых императоров Японии легендарны, мифичны. Это не обязательно означает, что лица, о которых идет речь в хрониках, не существовали вовсе. Просто на данный момент недостаточно материалов для дальнейшей проверки и изучения этих персоналий.

Вот почему в наши дни императрица Дзингу официально считается «легендарной» фигурой. Она больше не включена официально в официальный перечень сменявших друг друга исторических правителей Японии.

***

III. Легендарная мать божественного сына.

Любопытно, что сын Дзингу, император Одзин, считается официально 15-м императором, несмотря на то, что он тоже фигура подобная Дзингу, поскольку события его жизни также известны лишь по «Кодзики» и «Нихон Секи», то есть имеют столь же сомнительную историческую достоверность.

Сын также занял свое любопытное место в истории, культуре и даже верованиях Японии, о чем не лишнее упомянуть, завершая рассказ о Дзингу. Наиболее важным среди легендарных сказаний об Одзине является древняя вера в то, что он был живым воплощением Хатимана, бога войны. Крестьяне сначала поклонялись Хачиману, как богу земледелия, еще в VI веке нашей эры. Со временем он превратился в синтоистского бога войны, или, точнее, в ками-покровителя воинов.

Только в IX веке, примерно через 600 лет после смерти императора Одзина, он был отождествлен с Хатиманом. Ко времени периода Камакура (XI век) культ Хатимана уже прочно укоренился, равно как и обожествленный дух императора Одзина был почти синонимом самого ками. Самураи поклонялись ему как великому защитнику воинов и боевых искусств в целом. Как потомки императора Одзина, клан самураев Минамото, в том числе знаменитая его ветвь Сейва Гэндзи, заявили о своем божественном происхождении.

Хатиман, воплощенный в императоре Одзине, остается одним из самых популярных синтоистских божеств по сей день. Он считается божественным защитником Японии, японского народа и императорского дома. Сыну Дхингу посвящено около 20 000 святынь. Самым важным из них является храм Цуругаока Хатимангу, расположенный в городе Камакуре, основанный главой самурайского рода Минамото Ёриёси еще в 1063 году. Примечательно, что Одзину редко поклоняются в одиночку. Обычно его почитают вместе с императрицей Дзингу и Химэ-гами.

***

Таким образом императрица до сих под является фигурой, достойной поклонения. На протяжении веков Дзингу изображалась по-разному во многих народных повествованиях, картинах и даже скульптурах.

Поскольку в тех же хрониках изображений Дзингу не существует, все ее портреты в настоящее время являются просто художественными интерпретациями, навеянными сказаниями об императрице. Обычно Дзингу изображают ведущей японские войска в Корею, но ее также можно увидеть сидящей со своими министрами и служанками или взаимодействующей со своим министром и советником Такеучи. В 1881 году образ императрицы Дзингу появился на национальных банкнотах. Любопытно, что она стала первой женщиной, появившейся на японских купюрах.

Многие столетия Дзингу считали живой богиней, матерью воинственного божества Хачимана, могущественным завоевателем корейских королевств. Она и ныне продолжает оставаться чрезвычайно популярной фигурой в японской культуре.